Защита южных рубежей Родины

15 февраля – День вывода советских войск из Афганистана

 

Именно такой ответ от ребят-афганцев услышала я на свой вопрос о цели подразделений, где они служили. В этот раз на традиционной встрече в редакции их четверо: Николай Багеев из Усть-Миасского, Валерий Попов из Житниково, Геннадий Мацкевич и Андрей Шахматов из Тамакулья. Немногословные, степенные, искренние, доброжелательные… Они исполняли интернациональный долг в Афганистане.

Армейские будни в воспоминаниях
Рассаживаясь за стол и наливая чай, гости рассказывают про службу: как в армию призывали, как родители проводы устраивали, как в учебке всех готовили к трудностям. Затем – Афган, боевые выходы, потеря друзей… 
Это сегодня они улыбаются, анализируют события и все, что с ними происходило в далекой Республике… Рассказывая про обустройство армейского быта, особо вспоминают о природе, она необычна в сравнении с зауральской. Горы, плоскогорье, каменистые пустыни и сухие степи, высокие массивные хребты и межгорные долины. Климат сухой, днем – солнце, ночью – прохлада. Вспоминают, как купались в горных реках, ели виноград, а потом болели...  

«Все зависит от места и обстоятельств»
Эту фразу Геннадий Мацкевич запомнил еще со времен учебы в  техникуме, так часто говорил его преподаватель. На протяжении многих лет в дни районного призыва Геннадий всегда напутствовал призывников такой фразой. И это не случайно. Солдат, давший присягу, при различных обстоятельствах, в любой точке земного шара обязан верно служить Родине и исполнять приказы своего командира.
Геннадия Мацкевича призвали в армию летом 1982 года, попал в учебную часть в Белоруссии – «Разведовательно-диверсионный комплекс». Затем – Афганистан, столица – Кабул. Служить довелось в военной части, основная задача которой – охрана Министерства обороны ДРА, главного военного советника и  штаба.
- Я не участвовал в боевых действиях, но всегда исполнял приказы командира, - делится Геннадий. - Мы несли караульную службу, а в свободное время занимались боевой и строевой подготовкой. Один раз мы месяц провели на заставе, было нас 13 человек. Сутками находились в полной боевой готовности, спали одетыми на случай нападения. Помню обстрел здания Министерства обороны. Мы бежим по коридору, а от грохота выстрелов, падающих балок, звона битого стекла ничего не слышно. Но нам дан приказ: не отвечать на обстрел, а принимать оборону только при вторичном нападении душманов. 
Домой Геннадий Мацкевич демобилизовался летом 1984 года.
- Он мне напутствие давал на службу, - подключается к разговору Андрей Шахматов. – Мы еще «зеленые» были, а он уже прошел этот путь. Серьезный, заслуживающий уважения… Я тогда не знал, что тоже попаду в Афганистан.

Поддержка советских войск с воздуха   
Такую задачу выполняло подразделение, где служил Андрей Шахматов. Я помню его еще мальчишкой. Отец служил в военкомате, и у нас, девчонок, даже не было сомнения, что Андрей не попадет на войну. Попал. Сначала в часть под Нижний Новгород. После учебки – две недели реабилитации в Таджикистане, а затем транзитом - «Кабул - Кандагар».                                               
  - По приезду в часть принял радиостанцию P-140 на базе ЗИЛ,  предназначенную для обеспечения коротковолновой радиосвязи в армейских сетях ВВС, - рассказывает Андрей. – Сотовой связи тогда не было. Почти все боевые операции проходили вблизи границы с Пакистаном, из Республики и обратно шли караваны. Получая задание, группой связистов выезжали в установленный квадрат, настраивали связь с аэродромом, чтобы в любой момент сообщить нужные координаты для обстрела с воздуха. Обеспечивали безопасность прохождения и своих колонн, а участвуя в боевых операциях с подразделениями спецназовцев, своевременно вызывали подкрепление авиации. 
Мне климат нравился, правда, жарко очень. Там много подземных рек, а в них - змеи. Страшно, но все равно в сорокоградусную жару купались в ледяной воде.  Боялись ядовитых и вредных насекомых: скорпионов, каракуртов, фалангов. Вот как раз фаланг (верблюжий паук) меня и укусил. Колышек вбивал, когда антенну радиостанции устанавливал, и его не заметил. В санчасти вовремя поставили укол, слабость небольшую почувствовал, а так все обошлось. На питание не жаловались. Я гордился, когда при выдаче сухпайков нам давали шадринскую сгущенку и курганскую тушенку. Всегда говорил, что это натуральный продукт из Зауралья!
Андрей провел в Афганистане 18 месяцев. Получив первое письмо с адресом полевой почты, отец узнал про месторасположение этой части. Переживали, но Андрей, отслужив честно, вернулся домой в октябре 1986 года.

Погранвойска –  политические войска
«В пограничных войсках – железная дисциплина», - это правило Валерий Попов из с. Житниковского запомнил со школы, когда на медкомиссии еще в 7 классе ему сказали, что он будет служить на границе. В то время это было очень почетно.
После окончания Чашинской школы,  Валерия осенью 1980 года призвали в ряды Вооруженных сил, попал на Дальний Восток в Райчихинский погранотряд. Здесь прошел курсы молодого бойца. Затем их перебрасывают в Приморье, где будущие молодые сержанты проходят обучение со своими четвероногими друзьями. У  Валерия – немецкая розыскная овчарка Аргон. Собак дрессировали «брать» след нарушителя при любой погоде, быть выносливыми и верными, уметь защитить хозяина. 
- До отправки в Афганистан мы прошли акклиматизацию в Таджикистане, куда добирались из Хабаровска две недели. В самой Республике охраняли г. Меймене и аэродром, находились в подчинении дипломатов, обеспечивали безопасность жителей. Не раз приходилось «отбивать» у басмачей водонапорную башню. Она была одна на весь город. Позже пробурили еще одну скважину для обеспечения водой личного состава. Ходили в «зеленку», это так называют растительность вдоль реки и арыков, прочесывали местность. А вода в водоемах бурая, течет, как жидкая глина. Климат жаркий, много болезней субтропических. Медики приедут на заставу и больше десятка прививок в один день нам поставят. В качестве антисептика стали использовать верблюжьи колючки, заваривали их как чай, пили холодным напитком. И жажду утоляет, и антисептик от микробов. 
В отряде была своя кухня, хлеб пекли. Конечно, перебои бывали. Если своевременно не подойдет колонна с продуктами, могли целую неделю есть один рис, но наши собаки были на своем довольствии и свою норму мяса и тушенки получали своевременно.
Мама тоже не знала, где я нахожусь. Мы в Афганистан зашли не как пограничники. В серой форме, без опознавательных знаков. Сначала жили в палатках, потом – в землянках. Летом в них прохладно, зимой – тепло.  А демобилизовался я, переслужив три месяца. Замены не было. В январе 1983 года на вертолете меня отправили в Ташкент на переподготовку служебных собак. Наши овчарки обучены «идти» по следу, а действительность требовала от собак искать мины. Обратно в отряд я уже не вернулся.
Часто вспоминаю географию армейской службы: Курган, Дальний Восток, Приморье, Средняя Азия, заграница (Афганистан), Курган. Велика наша Россия, природа разная, обстоятельства и уровень жизни на то время – тоже разный. 

Каргаполье, Ашхабад,  Ташкент, Кабул, Баграм 
Это география службы Николая Багеева. С ним мы как-то пересеклись на мероприятии в Журавлевском музее. Он и тогда показался мне немногословным, я бы даже сказала стеснительным. Учился в Каргаполье, занимался лыжами, в армию призван в 1984, вернулся – в 1986, а в 1991 ему пришел орден Красной Звезды.
- Когда я попал в учебку г. Ашхабада, нам не говорили, что направят в Афганистан. Нас готовили как гранатометчиков ВВС, - рассказывает Николай. - Только высадились на аэродроме в Баграме,  начался обстрел, а у нас даже оружия нет. Было очень трудно, потом привыкли и к климату, и к выстрелам. Наше подразделение из 12 человек уходило в горы на боевые операции, мы отслеживали караваны, потом охраняли аэродром.
Во время службы я переболел тифом, малярией, желтухой. Был момент, когда меня хотели направить в госпиталь в Советский Союз. Отказался. Очень хотелось домой вовремя демобилизоваться. Родители не знали, где служу, пока не попал в госпиталь. В одной из боевых операций меня ранило, а до конца службы оставалось всего три месяца, - завершает свой рассказ Николай. 
После общей встречи, когда мы остались в кабинете вдвоем, я все же поинтересовалась, за что Николай Николаевич получил орден Красной Звезды. 
- Я часто вспоминаю тот бой. Не раз видел его во сне. Мы обнаружили боевую установку душманов, которая обстреливала военный аэродром в Баграме. Нам поставили задачу ее ликвидировать. Впереди шли взрывники, среди них мой лучший друг Влад из Москвы, я - в прикрытии. Когда установку взорвали, вернулись не все, в том числе и мой друг. Пошел его выручать, сначала вытащил раненого лейтенанта, а потом ранило меня. Я укрылся под деревом и отстреливался, получил ранение в обе руки. А вот этот осколок убирать не стали…, - Николай показал мне осколок на правой руке и после молчания продолжил, - до сих пор думаю, почему я не посмотрел на то дерево? Наверное, этот душман там и сидел. Потом ребята пришли мне на выручку. После госпиталя меня демобилизовали домой. В военном билете у меня записано: находился в командировке. Без места и времени. Еще мной подписано соглашение о неразглашении событий службы в течение пяти лет…

Сегодня многие моменты службы мои собеседники вспоминают с улыбкой, некоторые – со слезами на глазах. Как хорошо, что они вернулись к родителям живыми и здоровыми. Та война требовала крепких здоровьем и сильных духом людей, умеющих переносить невзгоды. И такого человека удалось «сварить» в том афганском пекле – человека новой закалки. Эти волевые качества остались в их характере и сейчас. Каждый из них сегодня - личность со своими взглядами, рассуждениями, жизненным опытом и мудростью. И я благодарна судьбе, что мне снова удалось пообщаться с этими героями эпохи 80-х!

 

Комментарии

Рассказ о трудовом и жизненном пути Нины Мартиновны Житниковой

Рассказ о двух славных мальчишках, увлеченных спортом и русскими народными танцами.

Все новости рубрики Люди земли Каргапольской