Документы века - письма фронтовые

Навстречу Победе

Приближается Великий праздник - День Победы. Трагизм и величие, скорбь и радость, боль и память... Всё это - Победа. Яркой негасимой звездой сверкает она на небосклоне отечественной истории. Ничто не может затмить её - ни годы, ни события. День Победы — памятный и горький! День Победы — праздник на века!

Двойственное чувство этого праздника привело меня в тишину школьного музея. Документы, экспонаты Великой Отечественной войны, кажется, я знаю содержание их всех наизусть, но в очередной раз прикасаюсь к самым ценным реликвиям музея: фронтовым фотографиям, письмам фронтовым.
 
Документы века - письма фронтовые,
Протоколы жизни, бьющейся со злом,
Выбить бы на камне строки их святые,
Ввысь поднять над каждым городом, селом.
 
Пусть не на камне, а на страницах книг, газет, и это уже прекрасно. Не могут они затеряться в пыли времен, их должны читать потомки.
Письма, письма... - пожелтевшие от времени страницы. Они словно голоса, которые никогда не умолкнут, как бы не отодвигалось время. Невозможно без волнения читать эти наскоро написанные строчки. Это живая память о тех, кто ковал Великую Победу.
«Здравствуйте, дорогой братец Ефим, Анастасия, Шура и Катя. Шлю я вам свой красноармейский привет и желаю всего наилучшего в вашей жизни. Коротенько о себе, был в госпитале с 20 декабря по 16 января, вылечился и опять попал на фронт. 12 февраля в 12 ночи получил от фрица 2-й раз «награду». Опять ранен и сейчас нахожусь в госпитале, главное жив, скоро буду здоров и поеду громить фрицев. 22 февраля 1942г.»
Иван Павлович Жилин родом из д. Жилиной пропал без вести в 1943 г.
Из воспоминаний Екатерины Федоровны Иониной (Юркиной) - труженицы тыла, директора Поселковой НСШ в годы войны: «Летом 1942 года я получила открытку с фронта от бывшего первого секретаря РК ВЛКСМ Федора Климова. Я, конечно, очень обрадовалась, написала ему письмо. Он ответил - завязалась переписка. В комсомольской работе было много неясных вопросов, я стала спрашивать его в письмах - и он, несмотря на фронтовую обстановку, давал мне обстоятельные ответы. В них было много деловых советов по работе. И я очень благодарна ему за это.
Однажды он сообщил, что письмо ему пришлось писать 3 дня, и просил:
«Храни его, оно пропахло порохом и дымом». В этот раз он вышел из боя живым, пуля только прорвала шинель. С тех пор письма его мне стали дороги. Эти письма словно писаны кровью живой:
Синий штемпель военной цензуры,
Номер почты его полевой,
Треугольник без марки, без клея,
Треугольная тоже печать...
Вам случалось, мгновенно бледнея,
Те короткие письма читать?...
Политработник Климов в звании майора воевал в Венгрии, шли бои в районе оз. Балатон, затем их часть вступила на территорию Австрии.
30 марта получила последнее письмо, где он пишет, что все еще не получает моих писем. «Если получу от тебя письмо, то целый праздник устрою!»
В этом последнем письме были строчки: «Как хочется жить! Как хочется жить с человеком, которого так крепко любишь! Мы будем жить! Счастливенько тебе оставаться и жить!»
А через два дня его не стало. 2 апреля 1945 года погиб в очередном бою. Очень жаль, погибали лучшие сыны Родины, защищая наше счастье!
Это известие было для меня большой утратой, и как реликвия, остались от него некоторые письма и фотографии. Это был очень хороший человек, друг и товарищ, научивший меня многому».
А для меня было большим событием, когда я случайно встретила эти письма в Каргапольском историческом музее. Копии их сейчас - достояние нашего школьного музея.
И я снова обращаюсь к письмам.
«Привет с фронта. Здравствуй дорогая мамаша, шлю я вам свой чистосердечный привет и массу наилучших пожеланий. Получил ваших два письма и фото, за что благодарю. Почему не получаете моих писем, не знаю, пишу как обычно, регулярно. Мамаша, я живу хорошо, победа недалеко, может, скоро встретимся. Жизнь проходит, как всегда. Хотите знать, кто я такой, могу сказать - Артиллерист и всё, больше ничего вам не скажу. Пишите, как живете, я живу хорошо, жив, здоров и вам того желаю. Жму правую руку и крепко целую. Андрей Гостев. Август 1942г.»
Читаешь такое мирное письмо, можно бы порадоваться за Андрея, что у него все так хорошо. Но именно в это время шли страшные бои за Сталинград, а он был там. Всё, я тоже больше ничего не скажу.
В руках у меня довоенная фотография его мамы - молодая , счастливая, а как же иначе, ведь рядом три её любимых сына. А потом война.
Сердце матери - это самый милосердный судья, самый участливый друг, это солнце любви, свет которого согревает нас всю жизнь. Сердце матери умеет прощать, но как страдает и плачет сердце матери, когда она провожает своих сыновей на войну - на защиту Родины.
Первой пулей на войне любой
Поражают сердце материнское.
Кто б ни выиграл последний бой,
А страдает сердце материнское.
 
«Гр. Гостевой Софие Алексеевне. Челябинская область, Каргапольский р-он Бакланский с/с, д. Бакланка. Смертью храбрых в бою с немецким оккупантом 18 октября 1942 г. пал ваш сын Гвардии красноармеец Гостев Андрей Александрович. Тело убитого мы похоронили в песках Левобережия Волги. Командование 380 гвардейского Минометного дивизиона вместе с вами глубоко сожалеет о погибшем и в то же время уверено, что это сообщение еще больше усилит в вас ненависть к презренному врагу всего свободолюбивого человечества», - так извещала похоронка.
Письма и фотографии передали в музей родственники уже после смерти матери.
 
Она ждала всю жизнь до самой смерти:
Вот-вот вернется сын с войны.
Пусть люди говорили ей: поверьте,
Ваш сын погиб, как многие сыны.
Но извещение - серая бумага -
Для матери, как видно, не указ.
«Погиб геройски, в атаке, в Сталинграде»
Ей повторяли строки много раз.
Она ждала всю жизнь до самой смерти,
И умерла, во встречу веря вновь.
Друзья мои, с великим чувством верьте
В святую материнскую любовь.
 
Трудно сдерживать слезы, читая очерк Галины Тимофеевны Стрекаловских «Разговор о фронтовых письмах», посвященный памяти её брата - Ивана Костылева.
«В каждой семье есть фронтовые письма. Вот и у нас в семье эти письма - мои ровесники. Каждое письмо - это яркий эпизод из жизни брата.
«26 января 1941 г. у меня замечательный и ответственный день в моей жизни. Я принял присягу на верность Родине, Партии, всему советскому народу. Когда читал её, то очень волновался. Ведь я беру на себя огромную ответственность, я стал настоящим воином Красной Армии».
А через несколько месяцев началась эта ужасная война. Курсанты первыми встали на защиту Москвы. «28 июня 1941 г. Сообщаю, что нас расформировали командирами противотанковых орудий. Попал с Федей Пелевиным в один полк и дивизион. Уезжаем на фронт. Прощайте, родные, может, не увидимся. Не поминайте лихом, если что, братья заменят. Плакать обо мне не надо, передайте последний поклон всем знакомым и родным. Писал на улице кое-как».
И потянулись долгие дни ожиданий. И вот, в конце сентября 1941г. пришло коротенькое письмо «Боевое крещение приняли на Смоленском направлении. Земля содрогалась. Крепко дали немцам. Сейчас передышка. А завтра снова вступаем в бой. Может, пишу в последний раз. Бои идут жестокие. Но ждите, ждите с Победой. Ваш сын Иван». Это была последняя ласточка, прилетевшая от Вани.
Самым незабываемым днем в моей жизни была встреча с Федей Пелевиным. Это было лето 1948 года. Помню яркий солнечный день. Мимо окон нашего дома прошел военный. Мама кинулась на крыльцо. Её голос сорвался, потом так пронзительно зазвучал: «Сынок! Сынок! Вернулся!» - она летела навстречу этому военному, не чувствуя ног. А я стояла и смотрела, затаив дыхание. Вдруг мама рухнула на землю, как подкошенная и забилась в рыданиях. Нет. Это был не плач. Я на всю жизнь запомнила этот пронзительный крик. Федя поднял маму, а меня обнял и сказал: «Да, совсем большая!» Федя много раз бывал у нас, сидели с папой, говорили о той ужасной войне, унесшей нашего Ванюшу.
Ну, вот и все, не будет больше писем.
Не надо ждать звонков и телеграмм,
Но ты живешь, от смерти не зависим.
Я памяти забыть тебя не дам. 
Празднуя Победу, мы обязаны помнить о той цене, что заплатил наш народ. Сколько великих дел совершили бывшие фронтовики в послевоенные годы! Сколько добрых дел ушли вместе с миллионами погибших за наше благополучие, за Родину! Вечная им Память!
 
Татьяна Борисова.
По материалам музея Журавлевской СОШ.

Комментарии

Все новости рубрики Люди земли Каргапольской